Страна Идиша (Yiddishlands)

ISBN 978-5-7516-1046-3 («Текст») ISBN 978-5-9953-0169-1 («Книжники»);
2012
384 стр.
370 грамм

 

«Страна идиша. Воспоминания» — эмоционально окрашенная книга, посвященная истории семьи и собственной истории автора.
 
Книга воспоминаний исследователя идишской культуры — это интересно само по себе. Не меньший интерес вызывает семья автора:
бабушка профессора Дэвида Г. Роскиса, Фрадл Мац, была владелицей крупного идишского издательства в Вильно, его мать, Маша Роскис, в молодости выступала с песнями на идише,
а в зрелые годы и до старости держала литературный салон в Монреале. Сам он, будучи студентом, был знаком с крупнейшими фигурами послевоенной идишской литературы —
Ициком Мангером, Авромом Суцкевером, Рохл Корн.
 
Жизненный путь самого Дэвида Г. Роскиса, несмотря на внешнее благополучие, полон внутреннего драматизма. С ранней юности он пытался найти себя — в еврейской религии, в
идишской культуре, в непростой семейной истории, подававшейся мамой порционно, вместе с переменами блюд на семейных обедах, в строгой очередности, с заранее известными и
ожидаемыми лакунами. В юности он влюблялся, метался между странами и компаниями друзей, оставаясь верным только одному — языку идиш. Ах, да — и литературе на нем. В
зрелые годы… Впрочем, книга о зрелых годах еще не написана. О них мы можем судить только по его плодотворной работе преподавателя, исследователя и писателя, — нет, уже не
на идише, а на английском (а теперь и в русских переводах).
 
Перед вами не просто книга воспоминаний — перед вами роман. Роман, который разворачивается в Стране Идиша.

В наличии

нг ex libris

Дэвид Г.Роскис. Страна идиша/ Пер. с англ. В.Апанасика, Л.Черниной

Дэвид Г.Роскис – профессор, исследователь идишской культуры, заведующий кафедрой идишской литературы Еврейской теологической семинарии в Нью-Йорке, автор многих книг (в том числе переведенной на русский книги «Мост желания: утраченное искусство идишского рассказа») и научных трудов по еврейской культуре Восточной Европы. «Страна идиша» посвящена истории семьи Роскиса: его бабушка была владелицей издательства, мать – певицей и к тому же держала литературный салон: «Мама могла бы петь мне по-русски, на польском, иврите, идише или украинском: у нее было богатое прошлое, она обладала талантом к языкам и цепкой памятью, так что выбор языков был велик». Но это не просто мемуары, а роман, действие которого происходит в стране идиша: «Данными мне именами и прекрасной песней она (мама. – «НГ-EL») ввела меня в мир идиша – мир построенный, разрушенный и воздвигнутый заново прежде, чем я там оказался».

отзывы